Московский дом национальностей | М.Н. Кузьмин, О.И. Артеменко «Государственные и родные языки в Российской Федерации»
М.Н. Кузьмин, О.И. Артеменко «Государственные и родные языки в Российской Федерации»

Михаил Николаевич Кузьмин – член-корреспондент РАО, главный научный консультант Центра национальной политики в образовании Федерального института развития образования, профессор

Ольга Ивановна Артеменко – Директор Центра национальной политики в образовании Федерального института развития образования

Государственные и родные языки в Российской Федерации

Сформулированная тема касается, прежде всего, практики реализации нормативных положений определяющих статус государственных языков в Российской Федерации и конституционных основ правового статуса личности.

Исходя из исторически сложившегося многонационального государственного единства и в целях решения общегосударственных задач, Конституция Российской Федерации определяет, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык (ст. 68, п. 1). Функционально русский язык в многонациональной России выступал и выступает как основное средство межнационального общения. Однако во всех касающихся регулирования языковых отношений законах, принятых в большинстве республик Российской Федерации русский язык определяется  не как язык государства - Российской Федерации, а как государственный язык субъекта, занимая вторую позицию. Так в законе Республики Татарстан «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» правовое положение языков определяется в статье 3 «государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные татарский и русский языки». Аналогичные формулировки содержатся в законах и других республик: Алтай, Башкирия, Бурятия, Ингушетия и др. Русский язык, судя по контексту региональных законов, призван выполнять, прежде всего, роль внутреннего ориентира для другого государственного языка. Он не рассматривается  в своем самостоятельном федеральном статусе – как облеченный функциями государственного языка Российской Федерации. В таком толковании, имея статус регионального государственного языка, русский язык предстает как язык трансляции не общероссийской культуры, а родной  (национальной). Применительно к системе образования общероссийскую культуру следует понимать, как культура, транслируемая предметами федерального компонента (стандарта). 
Учебники и учебно-методические пособия по русскому языку изданные в республиках, часто не раскрывают сущность и место реалии в русской культуре, а уводят в сторону, создают превратное представление о русской культуре или попросту сбивают с толку учащихся. Так в лингвокультурологическом словаре «Реалии русской культуры» изданном в Уфе, издательство «БИРО» в 2001 году, под редакцией Саяховой Л.Г. даётся следующее толкование. Монастырь – в буддизме, христианстве (православии и католицизме) община монахов или монахинь, принимающая единые правила жизни (устав). Древнейшие – буддийские монастыри (середина 1-го тыс. до н.э. в Индии). В монастыре, что в омуте – сверху гладко, внутри гадко. В монастыре, что в лавке, всё за деньги.

В учебниках сужаются, минимизируются цели обучения русскому языку. Анализируя учебники русского языка для 9 и 11 классов подготовленные Л.Г. Саяховой (2005 г.), становится очевидным, что русский язык выступает только как средством лучшего понимания нерусских народов и их объединения между собой. Такие учебники ведут к редукции духовного потенциала русского языка и русской культуры, а также специфики, своеобразия русской языковой картины мира. Вне поля зрения учащихся остаётся исторически сложившаяся консолидирующая роль русского языка и русской культуры в едином многонациональном государстве.

Взаимообогащение духовной культуры народов Российской Федерации, о котором говорится в федеральном законе «О государственном языке Российской Федерации», рассматривается составителями учебника на уровне сообщения сведений об экзотических реалиях в жизни того или иного народа (берёза, веник, лучина, масленица, сабантуй, названия музыкальных инструментов и т.п.), что явно недостаточно для укрепления единства между народами. Очевидно, что сужение целей обучения русскому языку влечёт за собой ослабление образовательных и воспитательных функций учебника в целом.

Конституция Российской Федерации признает за республиками (государствами) Российской Федерации право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации (ст. 68, п. 2), однако это не означает равноправия статуса языков. Федеральный закон «О языках народов Российской Федерации» провозглашая равноправие языков, закрепляет только их функциональное равноправие, право наравне, не подменяя  русский язык, обслуживать сферы языкового употребления регулируемые законодательно.

Конституция Российской Федерации гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (ст. 68, п. 3), что в свою очередь служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации сбалансированного двуязычия. При этом конституционные основы правового статуса личности включают равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства (ст. 19, п. 2), право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 26, п. 2).

Как видно, вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан - носителей соответствующего государственного языка республики, в том числе проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, так и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком. Это в первую очередь конституционные права граждан в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков, а также в сфере культуры, включая право на доступ к культурным ценностям (ст. 44, п. 2, Конституции Российской Федерации). Для снятия возможных противоречий Конституция Российской Федерации, определяет предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, за пределами которого субъекты Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование. К ведению Российской Федерации, Конституция Российской Федерации относит регулирование прав и свобод человека и гражданина, а значит, прав в языковой и образовательной сферах, и установление основ федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, составной частью которой являются государственная языковая и образовательная политика (ст. 71, п. "в", "е"), а защиту прав и свобод человека и гражданина и общие вопросы образования, культуры и языка как их компонента - к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72, п. "б", "е").

Таким образом, по смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель вправе устанавливать основы правового регулирования языков народов Российской Федерации, включая общие вопросы языковой политики, в том числе относящиеся к статусу государственных языков республик в его соотношении со статусом государственного языка Российской Федерации. Следовательно, статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не могут быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации. В реальной практике все вопросы, связанные с правовым регулированием языков народов Российской Федерации, статусом государственных языков республик, отданы в компетенцию субъекта Российской Федерации.

Необходимо отметить, что за последние пятнадцать лет языковая ситуация в субъектах Российской Федерации, образованных по национально-территориальному признаку значительно изменилась. Об этом объективно свидетельствуют данные переписи 2002 года. По её данным об удельном весе «титульного этноса», республики можно сгруппировать следующим образом:

  • более 50% - Чечня (93), Тува (78), Ингушетия (77,3), Чувашия (68), Кабардино-Балкария (67), Северная Осетия – Алания (63), Калмыкия (53), Татарстан (53);
  • от 50% до 30% - Карачаево-Черкессия (49), Якутия (46), Марий-Эл (43), Мордовия (32), Алтай (31);
  • менее 30% - Башкортостан (29), Удмуртия (29), Бурятия (28), Коми (25), Адыгея (24).

В ряде субъектов Российской Федерации в последние годы приняты законы, на основании которых в образовательные программы вводится обязательное изучение государственного языка субъекта Российской Федерации, как учебного предмета, например: «башкирский язык и литература (как государственныйротив изучать татарский язык, но не более 2 часов в неделю или же перевести на факультативную основу. Ведь для глубокого изучения родного языка в республике имеются татарские гимназии. Программа далеко не совершенна. В итоге ученики не знают ни русского, ни татарского. И этот беспредел длится много лет. Родителям приходится за дополнительную плату нанимать репетиторов по основным предметам с первых классов. Если мы живем в России, являемся субъектом РФ, то почему наши дети должны получать другое образование. До каких пор будут идти эти эксперименты? Я считаю, что этот вопрос изначально стоит в разряде политических. Я сама татарка и не против изучения татарского языка, но все должно быть в разумных пределах и подвергаться логическому объяснению - для чего и зачем. Убедительная просьба обратить внимание на эту проблему. Это касается наших детей и их будущего (Аитова Римма Маликовна. Казань, ул. Сафиуллина, д. 168, кв. 24)».

В 2004 году Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел нормативные положения, касающиеся статуса государственных языков в Российской Федерации. Из постановления (от 16 ноября 2004 года № 16-П) следует, что государственные языки республик должны изучаться в системе образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, устанавливаемыми (статья 43 пункт 5 Конституции Российской Федерации) Российской Федерацией. Для реализации данного постановления необходимо внести соответствующие изменения в статью 6 пункта 6 федерального закона «Об образовании» и в региональные законы об образовании. 
Принятый 1 декабря 2007 года федеральный закон № 309 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта» не предусматривает механизмы, снимающие вышеназванные противоречия, возникающие в языковом блоке. Очевидно, что этот закон переносит решение проблем, связанных с изучением языков в том или ином статусе (родной, государственный), на уровень участников образовательного процесса (попечительские, наблюдательные советы), которые будут формировать часть основной образовательной программы.

Усиливая механизмы государственно-общественного управления системой образования, предлагая выстраивать вариативность образовательной программы, через удовлетворение образовательных потребностей участников образовательного процесса, авторы закона, очевидно, не предусмотрели этническую составляющую этих участников. Можно предположить, что принятые законодательные нормы, будет стимулировать в общеобразовательных учреждениях с двуязычной образовательной средой, межэтнические противоречия в удовлетворении языковых образовательных потребностей. Очевидно, чтобы избежать развития таких негативных явлений в системе образования необходимо на федеральном уровне разработать нормативный акт, касающийся части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса. Необходимо прописать условия, при которых, данная часть программы для каждого конкретного образовательного учреждения в языковом блоке, должна быть вариативной и направленной на максимальное удовлетворение образовательных потребностей каждого конкретного участников образовательного процесса, создавая условия для реализации права на свободный выбор языка воспитания, обучения и творчества.

Рассматривая использование языков народов Российской Федерации в других сферах, подлежащих правовому регулированию, необходимо руководствоваться статьёй 15 пунктом 6 федерального закона «О языках народов Российской Федерации», где определено, что «положениями о языковых квалификационных требованиях Российской Федерации и республик могут предусматриваться определенные ограничения и нормы по использованию языков в сфере профессионального общения». В связи с этим, в региональных законах о языках республик Алтай, Башкортостан, Ингушетия, Саха (Якутия) предусмотрены статьи, где устанавливается, что «какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при осуществлении гражданами Республики Саха (Якутия) права на труд в зависимости от владения языками народов Российской Федерации (России) кроме случаев, когда их знание предусматривается законодательством Республики Саха (Якутия) в качестве квалификационных требований для занятия соответствующих должностей, недопустимы и влекут ответственность по действующему законодательству (ст. 10)». В большинстве случаев в региональных законах о языках гарантируется гражданам осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от их знания того или иного языка, незнание какого-либо языка не может служить основанием для ограничения указанных прав граждан.

В Республике Татарстан предоставляется всем гражданам, проживающим в республике, возможность изучения татарского языка. Разработаны все линии учебников: для невладеющих, слабо владеющих и владеющих татарским языком. Поскольку татарский язык на равных основаниях с русским языком употребляется в деятельности органов государственной власти Республики Татарстан, органов местного самоуправления, государственных органов, предприятий, учреждений и иных организаций, предполагается его знание государственными и муниципальными служащими, работниками государственных органов, предприятий, учреждений и организаций. Такая логика приводит к тому, что принимаются региональные положения о квалификационных требованиях по использованию татарского языка в сфере профессионального общения.

Все вышеперечисленные факты свидетельствуют о том, что как в федеральном законодательстве, так и в региональном наличествуют статьи, позволяющие практически осуществлять кадровую политику, в том числе и в системе образования, в зависимости от владения республиканским государственным языком.

Неоднократные обращения граждан Российской Федерации проживающих на территории республик Башкортостан, Татарстан свидетельствуют об этом. Для снятия языковых конфликтов, способных спровоцировать межэтнические, необходима коррекция федерального и регионального законодательства на предмет приведения его в соответствие с конституционными нормами.

В системе образования, в условиях реализации нового федерального законодательства, с целью снятия противоречий в части удовлетворения языковых образовательных потребностей, необходимо:

  • привести федеральное образовательное законодательство в соответствие с конституционными нормами, изложив пункт 6 статьи 6 в следующей редакции: государственные языки республик должны изучаться в системе образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, устанавливаемыми  Российской Федерацией;
  •  установить в федеральном законе «Об образовании», что утверждение и переутверждение уставов общеобразовательных учреждений осуществляется при согласовании участников образовательного процесса (протоколом общего собрания);
  • разработать Концепцию языкового образования, преследующую цель развития сбалансированного двуязычия, как ключевого фактора образовательной политики в многонациональном государстве;
  • разработать федеральные государственные образовательные стандарты для языков основных языковых групп (тюркской, финно-угорской, кавказской, монгольской), включив их в обязательную часть основной образовательной программы;
  • разработать нормативный акт, касающийся части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса, отметив, что данная часть программы для каждого конкретного образовательного учреждения, должна быть вариативной и направлена на максимальное удовлетворение образовательных потребностей всех участников образовательного процесса;
  • разработать и апробировать три модели реализации основной образовательной программы и как следствие три варианта учебных планов:
    1. для общеобразовательных учреждений с русским языком обучения и изучения государственного языка субъекта Российской Федерации в качестве предмета,
    2. для общеобразовательных учреждений с обучением на государственном языке субъекта Российской Федерации и изучении русского языка в качестве предмета
    3. для общеобразовательных учреждений, где процесс обучения организован на двух государственных языках (государственном языке Российской Федерации и государственном языке субъекта Российской Федерации).