Московский дом национальностей | Москва многоликая
Москва многоликая

Страницы московского прошлого

Москва изначально складывалась как многонациональный город. Об этом свидетельствуют сами названия московских улиц, по которым можно попробовать воссоздать национальный состав давней Москвы. Среди жителей Москвы, кроме русских, издревле были греки, литовцы, поляки, татары, грузины, армяне, немцы, выходцы с Севера, из Поволжья и многие другие.

Греки были в числе первых иностранцев, поселившихся в Москве. Название Никольской улицы пошло от греческого монастыря св. Николая, известного в Москве с XIV в. Греков – или, как их тогда звали, гречинов, — было так много, что их поселение занимало большую территорию между улицами Никольская и Ильинка. Позднее на ней поселились поляки. О них здесь напоминает название Старопанский переулок. В XVII в. упоминается целая греческая слобода за р. Яузой вокруг церкви Николы на Ямах. Теперь проходящая там улица носит название Николоямской. Многие московские греки были священниками, и греческий язык был распространен среди русского православного духовенства. Однако большинство греков составляли ремесленники и торговые люди. Греческие живописцы писали фрески и иконы для храмов Московского Кремля – назовем хотя бы знаменитого Феофана Грека, чьи иконы и поныне украшают иконостас Благовещенского собора.

Греки занимались переводом греческих книг на русский язык, а в XV в. в Москве появились купцы и разные мастера из населенной греками и итальянцами генуэзской колонии Сурож (нынешний Судак) в Крыму – их так собирательно и называли «сурожане». Сурожские «гости» (купцы) имели целый торговый ряд на Красной площади – сурожский, где торговали привезенными с юга товарами (дорогими тканями и пр.). Сурожане прибывали в Москву по Дону и Оке, были хорошими проводниками. Неудивительно, что итальянцы из Сурожа братья Михаил и Дементий Саларевы сопровождали Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Одновременно с греками в Москве появилось много итальянцев и прямо из самой Италии – венецианцев, генуэзцев, их называли фрягами или фрязинами. Многие из них работали как ремесленники-ювелиры, строители каменных зданий и крепостных стен, пушечные мастера. Разбогатев, они покупали земли в окрестностях Москвы, и память о них до сих пор жива в подмосковных названиях Фрязино, Фрязево, Фряново.

Литовцы и поляки появились в Москве в составе дружин литовских князей, приезжавших служить великим князьям Московским. Много выходцев из Польско-Литовского государства осталось в Москве после событий Смутного времени начала XVII в.

Ближе к концу XVII столетия в Москве возникла Мещанская (или Новомещанская) слобода. Она получила свое название от заселявших ее поляков и выходцев из разных польских городов – белорусов, литовцев, украинцев. Жители польских городов тогда именовались по-русски мещане («местчане», «месчане» от польского «място» — город). После долгой войны с Польшей в царствование Алексея Михайловича многие поляки переехали жить в Москву, некоторые остались после плена. Тогда слобода и получила название Мещанской.

Грузинская слобода образовалась в русской столице в начале XVIII вв. В 1729 г. выехавший в Россию грузинский царь Вахтанг VI получил от молодого русского царя Петра II село Воскресенское под Москвой, которое стало ядром известной впоследствии слободы Грузины. О ней поныне напоминают названия Большая, Малая Грузинские улицы в районе Пресни.

Постоянная колония армян появилась в Москве в XV в. в окрестностях церкви Николы в Столпах. Теперь это место — Армянский переулок. В конце XVIII в. здесь была возведена армянская церковь. А в XVII в. в русской столице поселилась богатая армянская семья Лазаревых. На их средства неподалеку от храма был открыт известный Лазаревский институт. В его здании теперь помещается посольство Республики Армения в России.

При Иване Грозном, в XVI в., за Яузой возникла так называемая Немецкая слобода. Здесь стали селиться шведы, англичане, французы, голландцы, испанцы, выходцы из Германии и др. Всех их тогда русские именовали «немцами» (т.е. немыми, не говорящими по-русски). Разоренная в Смутное время Немецкая слобода затем возродилась вновь. Позже за слободой закрепилось название Лефортово, ведь имение любимца Петра I швейцарца Франца Лефорта располагалось тут неподалеку.

Еще отец Петра Великого царь Алексей Михайлович стал переселять всех иностранцев, живших в Москве, в Немецкую слободу. Тогда здесь обитали иноземные доктора, купцы, заводчики, посланники, офицеры, ремесленники. У иностранцев были в слободе и свои молитвенные дома – к примеру, у лютеран кирхи (существовали в разное время старая и новая кирхи). Как здесь не вспомнить московские названия Посланников переулок, Аптекарский, Старокирочный, Новокирочный переулки.

О пребывании с XVII в. в Москве украинцев («хохлов» в старом московском наречии) говорят такие названия, как Маросейка (искаженное от «Малороссейка»), где жили выходцы из Малороссии (Украины), Верхняя и Нижняя Хохловка, Хохловский переулок. Тогда же на Маросейке возникло Малороссийское подворье, где жили официальные представители и другие жители Украины.

Знаменитое московское название Арбат тоже иноземного происхождения. Оно восходит к арабскому слову «рабад», означавшего «пригород», «предместье». Ученые до сих пор спорят, какими путями оно попало в Москву, но ясно, что оно пришло либо через золотоордынских татар, либо от торговцев с Востока, либо от крымских татар.

Нет прямых свидетельств о времени появления в Москве «татар», «бесермен» (басурман, т.е. мусульман). Есть предание, что Чудов монастырь в Кремле был основан в XV в. на месте татарского двора, где якобы жили баскаки – официальные сборщики дани в Золотую Орду с русских земель. Главная дорога в Орду шла на юг от Москвы-реки. Те, кто ездил в Орду с грамотами от великого князя, переводчики-толмачи, торговцы селились в Замоскворечье. Отсюда названия Ордынка, Толмачевские переулки, Татарские улицы.

На Крымском дворе в Замоскворечье останавливались посольства от крымских ханов, а отсюда – Крымский вал.

Таким образом, Москва издавна, будучи центром Русского государства, стала превращаться в многонациональным город. К началу XVIII в. официальные описи насчитывают здесь до 100 тыс. жителей, и это без учета Немецкой слободы и других иноземцев, холопов и др. Поэтому историки полагают, что в Москве жило тогда не менее 200 тыс. человек.

В последующие два столетия миграция явилась главным фактором, формирующим население Москвы. Уже к середине XIX в. в Москве насчитывалось около 400 тыс. человек. Резко выросло население Москвы после отмены крепостного права в 1861 г. Огромные социально-экономические перемены в стране привели в движение множество людей. Значительную часть жителей Москвы стали составлять мигранты, что сильно изменило облик города и в социальном, и в антропологическом, и в бытовом плане. К концу столетия Всероссийская перепись населения показала, что только в черте города проживало около 1 млн. человек, и в полтора раза больше – в Москве вместе с пригородами. До Первой мировой войны по темпам роста населения Москва обгоняла даже Нью-Йорк. Это объясняется прежде всего ростом промышленных предприятий, для которых требовались рабочие руки.

Большое влияние на численный и национальный состав населения Москвы оказала Первая мировая война. Значительное число мужчин было мобилизовано на фронт, а в город хлынул поток беженцев из западных губерний. Для беженцев открывались специальные бараки, для детей – приюты, работала специальная комиссия по трудоустройству беженцев. Современники писали, что переселенцы привыкли смотреть на Москву как на особенно чуткий, отзывчивый город.

Москва в советское время

Особое значение для формирования состава населения Москвы имел 1917 год. С отменой существовавших прежде ограничений (таких, как «черта оседлости») в Москву стали мигрировать иноэтнические группы. И конечно, важнейшим событием стало перенесение в Москву столицы из Петрограда в марте 1918 г.

В годы Советской власти, уже с конца 1920-х гг., существовал строгий контроль за передвижением населения, выражавшийся, в частности, с начала 1930-х гг. в неуклонном соблюдении паспортного режима. Однако в 1960-е гг. стало активно практиковаться привлечение рабочей силы из других регионов страны в Москву – в первую очередь из Российской Федерации, Украины и Казахстана. Приток мигрантов не мог не отражаться на национальном составе жителей столицы. Радикальные экономические реформы 1990-х гг. также отразились на национальном составе: особое место заняла трудовая миграция. Отдельно следует сказать о нелегальной трудовой миграции, когда выходцы из бывших республик Советского Союза приезжают в Москву на заработки, а многие работодатели оказываются заинтересованными в сохранении нелегального статуса своих работников – это позволяет платить им гораздо меньше, чем официально зарегистрированным мигрантам.

Современная Москва

Для двух последних десятилетий характерна активизация процесса возрождения и развития национальных культур в самых разных проявлениях. В Москве, население которой превышает 11 млн. чел., образовалось много национально-культурных объединений, на базе которых возникли национально-культурные автономии. Вновь после перерыва в несколько десятилетий возродились национальные школы, школы с этнокультурным компонентом, появились средства массовой информации на национальных языках. В Москве по-прежнему сохраняется тенденция увеличения численности населения за счет мигрантов.

Москва сохраняет статус не только многонационального (более 160 наций и народностей), но и многоконфессионального города. В столице зарегистрировано более 1000 религиозных организаций, десятки религиозно-общественных и культурно-религиозных организаций.

Сейчас в Москве активно работают многочисленные национально-культурные объединения, занимающиеся изучением родного языка, проведением национальных праздников, возрождением народных промыслов, фестивалей искусств и фольклорных вечеров.

Использованы материалы книги: Логашова Б.Р. Москва. Дом национальностей. М., 2008. С. 49-65, 91-133.

[Not a valid template]