Московский дом национальностей | Зорин В.Ю.: «Экономические факторы гармонизации национальных и межэтнических отношений в современной России»
Зорин В.Ю.: «Экономические факторы гармонизации национальных и межэтнических отношений в современной России»
Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития. Пленарные доклады / Материалы Третьего Международного форума. Москва, 21—22 октября 2014 г. Под ред. член-корр. РАН В. А. Цветкова. — М.: ИПР РАН, 2014. — 234 с. Зорин В.Ю. — д.п.н., профессор, заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН, член Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям Обострение межэтнических противоречий, рост нетерпимости даже в тех странах, которые достигли высокого качества жизни, увы, становится мировой тенденцией. К тому же неблагоприятным фоном для нее служат мировой экономический кризис и нарастание миграционных потоков. Так что не только экономическое благосостояние общества определяет гармоничность межэтнических отношений. По данным многолетнего мониторинга, осуществляемого Институтом этнологии и антропологии РАН совместно с Сетью этномониторинга, в России с 2008 г. наблюдается определенное повышение уровня конфликтности, хотя до этого в течение ряда лет ситуация была лучше. Новый уровень конфликтности, характеризуемый как слабая общественно-политическая напряженность, сохранился и в текущем году. Эксперты отмечают, что, прежде всего в крупных городских центрах, имеют место проявления экстремизма, рост расистского и иного мотивированного межгрупповой ненавистью насилия, повышение агрессивности в формах бытовой ксенофобии, кавказофобии, мигрантофобии и антисемитизма. Серьезную угрозу представляет собой радикальный национализм, который разделяет россиян по этническому признаку и препятствует утверждению общероссийской идентичности. Экстремисты прибегают к насилию в отношении этнических меньшинств, мигрантов и иностранных граждан. Нередки случаи убийства, массовых драк и беспорядков. Неприемлемым для страны, которая внесла решающий вклад в победу во Второй мировой войне, стало появление неофашистской идеологии и деятельность профашистских групп, распространение фашистской символики и литературы, пропаганда экстремизма и ненависти, в том числе и через Интернет. Язык вражды и ненависти присутствуют главным образом среди молодежи, хотя идеологами и организаторами выступают взрослые люди, в том числе политики, бизнесмены и интеллигенция. Экстремизм и ксенофобия характерны для многих стран со сложным составом населения, большой долей мигрантов. Об этом еще раз свидетельствуют погромы во Франции, Великобритании, теракты в Норвегии. Россия как самое многоэтническое и поликонфессиональное государство европейского пространства не исключение. Однако фундаментальных и непреодолимых факторов для роста межэтнической вражды и этнического национализма в стране нет. Различия в уровне жизни населения в регионах РФ определяют основные предпосылки как к социальной напряженности в субъектах Российской Федерации, межрегиональной миграции населения, так и к напряженности в межнациональных отношениях. По оценке Минэкономразвития России, по показателю комплексной оценки социально-экономического развития субъектов РФ уровень развития регионов в конце 2011 г. в сравнении со средним значением по Российской Федерации (принятым за единицу) варьировался от 3,3 в Ненецком автономном округе до 0,2 — в Чеченской Республике. Величина указанной оценки не достигает среднероссийского уровня в 68 субъектах Российской Федерации, а в республиках Калмыкия, Тыва, Ингушетия и Чеченской Республике уровень развития составил менее 0,5. В 7 регионах по итогам 2011 г. зафиксирован уровень социально-экономического развития, более чем в 1,5 раза превышающий среднероссийское значение: Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский и Чукотский автономные округа, города Москва и Санкт-Петербург, Сахалинская область. На долю 10 регионов — лидеров по показателю производства валового регионального продукта (ВРП) приходится 52% объема ВВП страны, тогда как на 10 регионов с наименьшим объемом — только 1%. Эти цифры иллюстрируют устойчивость тенденции концентрации экономического потенциала в небольшом количестве регионов. В число регионов-лидеров, как по производству ВРП, так и по промышленному производству и инвестициям, входят и, по ожиданиям Минэкономразвития России, будут входить в период 2013—2016 гг. Москва и Санкт-Петербург, Московская и Свердловская области, Республика Татарстан, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Уровень регистрируемой безработицы в целом по стране в июне 2013 г. составил 1,3% экономически активного населения. Наиболее высокие показатели по-прежнему фиксируются в регионах со сложной социально-экономической ситуацией: в Чеченской Республике (26%), республиках Ингушетия (16,1) и Тыва (5,4%). Количество создаваемых рабочих мест не обеспечивает в полной мере занятость трудоспособного населения, численность которого в указанных регионах растет и составляет потенциал внутренней миграции граждан. Негативно сказываются на текущей ситуации и современные территориальные споры и конфликты, связанные с неоднократными произвольными изменениями административных границ в СССР, репрессиями и депортациями в отношении некоторых народов. Кроме того, высокий уровень социального неравенства в обществе и региональной дифференциации, этнополитизация различных сфер жизнедеятельности непосредственно усиливают конфликтный потенциал межнациональных отношений и ослабляют общероссийскую гражданскую идентичность, а также негативно влияют на демографическую ситуацию в стране, создают угрозу ее дезинтеграции. Препятствуют проведению эффективной государственной национальной политики коррупция, пороки правоохранительной системы, недоверие граждан к органам власти и управления, предвзятость некоторых их представителей к формам и способам самовыражения отдельных национальностей, неспособность обеспечить справедливость, защитить законные интересы людей. В системе управления сферой государственной национальной политики до последнего времени не была должным образом налажена межведомственная и межуровневая координация, раннее предупреждение проявлений этнофобии, радикализма и экстремизма в регионах и муниципальных образованиях. Поддержание межнационального согласия, оперативное урегулирование потенциально конфликтных ситуаций, содействие диалогу, пропаганда взаимоуважительных отношений между представителями различных этнических общностей не стали приоритетными в работе органов и должностных лиц местного самоуправления. Законодательство Российской Федерации в области межнациональных отношений не в полной мере соответствует потребностям общества по укреплению гражданского единства, снижению межнациональной напряженности, не содержит норм, способствующих межэтническому диалогу, обеспечению гражданского мира и межнационального согласия. Деструктивное влияние на состояние межнациональных отношений в Российской Федерации оказывают современные миграционные процессы. Многие мигранты, прибывающие в страну, обладают не только низким уровнем образования и знания русского языка, но и часто не предрасположены к принятию и соблюдению общероссийских социально-культурных ценностей и правил поведения, что порождает мигрантофобию. В свою очередь мигрантофобия приводит к обострению этнического экстремизма. По данным Минрегиона России и руководителей субъектов Российской Федерации, большинство субъектов РФ отмечают наличие связи между социально-экономическим развитием региона и уровнем напряженности в межнациональных отношениях. В первую очередь рост напряженности в межнациональных отношениях объясняют ростом как внешних, так и внутренних миграционных потоков. В субъектах с высоким миграционным замещением существенную роль в росте напряженности межэтнических отношений играет этнизация отраслей экономики. В частности, по данным Республики Саха (Якутия), в горнодобывающей отрасли заняты, преимущественно, граждане Украины; строительной — Армении, Узбекистана, в оптово-розничной торговле — Китая. Ставропольский край также фиксирует тенденцию роста моноэтнического бизнеса. Например, после перехода сельхозпредприятий в собственность (аренду) представителям народов северокавказских республик новые владельцы принимают на работу своих земляков, руководствуясь, в первую очередь, принципом их национальной принадлежности. Это вызывает недовольство коренного населения иных национальностей и, соответственно, рост межнациональной напряженности. Так, в Советском районе в течение последних 10 лет основные производственные предприятия были скуплены и приватизированы представителями чеченского этноса. В связи с этим обострилась проблема трудоустройства русского населения на предприятия, которые возглавили чеченцы. Миграционное законодательство Российской Федерации ориентировано на привлечение временных иностранных работников и не содержит достаточных мер, способствующих адаптации и интеграции трудовых мигрантов в социально-культурное пространство основного населения страны. Эти и другие вызовы ставят новые задачи в сфере государственной национальной политики. 7 мая 2012 г. президент России В. Путин подписал указ № 602 «Об обеспечении межнационального согласия», призванный гармонизировать межнациональные отношения, укрепить единство многонационального народа Российской Федерации и обеспечить условия для его полноправного развития. В данном нормативно-правовом акте говорилось о разработке и утверждении Администрацией Президента РФ совместно с Правительством РФ до 1 декабря 2012 г. Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации. В рамках президентского Совета по межнациональным отношениям была образована рабочая группа во главе с заведующим кафедрой национальных и федеративных отношений Института государственной службы и управления персоналом Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ В. Михайловым. В рабочую группу вошли видные деятели научного сообщества, исследующие межнациональные отношения, представители государственных органов власти и национально-культурных автономий. Среди них: академик В. Тишков, д.ф.н. Р. Абдулатипов, д.п.н. Л. Дробижева. Было организовано широкое обсуждение проекта Стратегии с участием всех субъектов Российской Федерации, Общественной палаты, Русской православной церкви, общественных объединений, Государственной думы и Совета Федерации. В проект было внесено более 3 500 поправок и корректировок с учетом всех высказанных мнений. Ни один документ, ни одна концепция, принятая в стране в последние годы, не проходила такой массовой экспертизы. Поэтому можно сказать, что рассматриваемая Стратегия в полной мере — документ общественного согласия. В настоящее время в сфере межнациональных отношений развивается идея особой, или уникальной, цивилизационной общности, уникального культурно-исторического типа, имеющего место быть в России. Например, в работах академика В. Тишкова и других известных наших ученых доказывается и обосновывается тот факт, что уже царская Россия была не только империей, но и государством-нацией. Если же говорить о научных школах, то при разработке документа авторы исходили как из примордиализма, так и конструктивизма. «Когда к вам будут обращены вопросы, — как отмечала Л. Дробижева, — в какой концептуальной схеме выполнены определения, то скорее всего это синтезированный или полипарадигмальный подход» . Несомненно, Стратегия должна выступить своего рода мобилизующим фактором гармонизации межнациональных отношений в стране, обеспечения политической стабильности в обществе, укрепления государственной безопасности и правопорядка, а также роста международного престижа Российской Федерации. Стратегия государственной национальной политики РФ — это официально признанная система принципов, целей и задач, обеспечивающая единство народов, целостность государства, способствующая сохранению этнокультурного многообразия, укреплению гражданского и межнационального согласия в стране. Стратегия — основополагающий документ государственной национальной политики, исходит из исторически сложившихся особенностей и актуальных проблем развития нашей страны как многонационального государства. Она служит базой для координации деятельности всей иерархии органов государственной власти Российской Федерации (т. е. федеральных, региональных, местного самоуправления), институтов гражданского общества. Также Стратегией определяются главные направления реализации государственной национальной политики. В документе определено пять целей государственной национальной политики Российской Федерации:
  • упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации);
  • сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов России;
  • гармонизация национальных и межнациональных (межэтнических) отношений;
  • обеспечение равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств;
  • успешная социальная и культурная адаптация и интеграция мигрантов.
1 декабря 2012 г. Стратегия была подписана Президентом Российской Федерации и принята к реализации. Современный мир бросает вызовы всем странам, но прежде всего тем, которые претендуют на региональное или мировое лидерство. Фундаментальным условием такого лидерства выступает умение их граждан жить в согласии друг с другом, особенно трудно достигаемом в обществах с полиэтничным и многоконфессиональным составом населения. Гражданское и межнациональное согласие — это не один раз достигнутое и на века предопределенное состояние общества. Это — постоянная динамика, нередко характеризующаяся проявлением различных форм радикализма и экстремизма. Это — кропотливая работа государства и общества, требующая взвешенной политики межэтнических отношений, способной обеспечить и «единство в многообразии», и «многообразие в единстве». Эффективность национальной политики зависит не только от того, насколько власть и в целом общество заинтересованы в сохранении этнической идентичности и защите интересов населяющих страну народов, но и от того, насколько плодотворными будут меры по укреплению единства многонационального народа. То есть насколько эффективно гражданская российскость будет сочетаться с этнической русскостью, татарскостью, башкирскостью, якутскостью и т. д. Для предотвращения раскола российского общества по этническому и языковому признакам необходимо создание равных условий и возможностей как для удовлетворения потребностей в развитии этнической культуры и родного языка, так и для более полного овладения русской культурой и государственным языком Российской Федерации, без которых в современной России немыслимы ни вертикальная, ни горизонтальная мобильность граждан, в том числе, продвижение по социально-профессиональным ступеням, включая карьеру в органах государственной и муниципальной власти. Такая политика основывается на следующих началах:
  • три уровня (государства, личности, народа как этнической общности), на которых реализуется самоопределение людей;
  • ни одно из самоопределений не может происходить изолированно от других;
  • достижение консенсуса в том, что этническое самоопределение на групповом уровне ни в коей мере не должно покушаться на целостность и единство государства, а на уровне личности — на гражданскую идентичность лиц, вне зависимости от их этнической принадлежности.
Долгосрочность такой политики вытекает из признания этничности как объективно и субъективно существующего феномена и признания полиэтничности для нашей страны действующим фактором государственной и общественной жизни. Это — в противовес позиции, например, некоторых американских антропологов, которые уходят от признания рас, разделения людей по этническим признакам. Нет рас — нет этничности — нет национальных меньшинств и национального большинства — нет проблем. В 2000-е годы люди стали привыкать к новым очертаниям страны и ее месту в мировом сообществе. На смену критике советского прошлого, а затем «лихих 90-х» постепенно начало приходить понимание необходимости трезвой оценки прошлого и формирования взвешенных подходов к исторической памяти. Давало результаты стимулирование чувства достоинства, самоценности граждан. Молодежь откликнулась на призыв «Россия, вперед!», начала проявлять интерес к исторической реконструкции знаковых исторических событий (Невская битва, Бородино и др.), участвовать в военно-спортивных организациях («Десантник», «Военный десантник», «Русские витязи» и др.). Сегодня большинство населения — это люди, которые считают себя гражданами России и одновременно не теряют свою этническую идентичность. За 20 лет не изменилась к лучшему готовность к общению с людьми иной национальности. Негативные установки на разные виды контактов колебались в 1994 г. в пределах 22–43%, а в 2011 г. — 29–47% от общего числа опрошенных. Наиболее часто неприязнь на этнической почве опрошенные объясняют тем, что люди иной культуры ведут себя, «как хозяева на этой земле» — об этом заявили 63% опрошенных. Другой аргумент — различия в «поведении людей, их образе жизни» (39%). И только 20% респондентов ощущает конкуренцию за престижные рабочие места. Последнее вполне понятно, так как большинство мигрантов берется за работу, на которую местное население не претендует. Различными исследовательскими центрами подтверждается, что доля предубежденных в отношении основных по массовости видов межэтнического общения в целом колеблется уже несколько лет в пределах 30%. Вместе с тем 89% опрошенных полагают, что «насилие в межнациональных и межрелигиозных спорах недопустимо». Но одновременно 44% считают, что «насилие допустимо, если нарушается справедливость в отношении моего народа», а 41% согласился с тем, что «все средства хороши для защиты интересов моего народа». При этом среди русских такие настроения распространены больше, чем среди представителей других национальностей (43 и 34% соответственно). Социологические исследования демонстрируют, что значительная часть населения (24–41%) отмечает обострение национальной проблемы из года в год (в 2010 г. — 32%). Нарастание напряженности в межэтнических отношениях усматривают представители всех возрастных групп, чаще его замечают люди с высшим образованием (36%). Острота национальной проблемы нарастает с увеличением размера населенного пункта, достигая пика в Москве и Санкт-Петербурге, где обострение национальной проблемы фиксируют 53%. Лишь единицы (8%) заявляют, что одинаково относятся к представителям всех национальностей. У большинства населения симпатией чаще всего пользуются представители славянских народов (63%), а также люди европейской внешности. Антипатию чаще всего вызывают «кавказцы» (29%) и представители народов Средней Азии (6%). Большинство не могут объяснить причины своей антипатии (47%), среди мотивов чаще всего фигурируют угроза терроризма (13%), неуважение к принятым в России нормам поведения (11%) и бескультурье (6%) . Общий вывод состоит в том, что растущая российская идентичность, устойчиво совмещаемая с этнической идентичностью, интегрирует людей, но это не снимает раздражения и в некоторых случаях враждебности к представителям других национальностей, которые часто есть следствие недовольства существующей системой распределения ресурсов, солидаризации против несправедливости, неравенства, коррупции, беззакония. Нужны усилия и общества, и власти, направленные на достижение того, чтобы в повседневной практике граждане чувствовали Россию общим домом. Российский ученый, академик В. Тишков, в частности, отмечал: «Ни в коем случае не надо из чувашей, русских, евреев, татар и других „делать новых людей“, формировать единую российскую нацию. Причем под словом „единая“ часто понимается „единственная“. Это глубокое заблуждение. Чуваши, русские, евреи, татары, якуты — уже давно многонародная российская нация. Для них принадлежность стране намного важнее, чем принадлежность к этнической группе. Кроме тех, кто болен этническим национализмом и отвергает российскость». Одна из инновационных новелл Стратегии — формирование региональной системы социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов. В этой связи признано необходимым совершенствовать нормативно-правовую базу реализации государственной национальной политики, включая вопросы социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов, а также трудового законодательства в части регулирования применения иностранной рабочей силы, защиты прав иностранных работников, обязанностей и ответственности работодателей. Необходимо:
  • проработать вопрос об определении уполномоченного федерального округа исполнительной власти, ответственного за выработку и реализацию политики в сфере адаптации и интеграции как внешних, так и внутренних мигрантов;
  • представить предложения по разработке «трудовых карт», определяющих потребности субъектов Российской Федерации в дополнительной рабочей силе, а также по системе федеральных компенсационных механизмов для соотечественников и граждан Российской Федерации, участвующих в программе переселения из трудоизбыточных регионов в
  • трудонедостаточные субъекты Российской Федерации;
  • проработать вопрос о создании специальных групп в детских дошкольных учреждениях и адаптационных классов в общеобразовательных школах для детей мигрантов;
  • проработать вопрос по адаптации и интеграции внешних мигрантов, в том числе через внедрение в субъектах Российской Федерации практики функционирования региональных адаптационных центров, а также организация центров обучения русскому языку, истории России и основам законодательства Российской Федерации потенциальных трудовых мигрантов в странах исхода;
  • разработать рекомендации государствам — участникам СНГ по стимулированию интеграции иммигрантов в принимающие сообщества, в том числе через обучение государственному языку принимающего государства, содействие в трудоустройстве, получении общего и профессионального образования.
Поэтому в механизмах реализации Стратегии заложено положение о том, что Совет при Президенте РФ по межнациональным отношениям во взаимодействии с федеральными и региональными органами, органами местного самоуправления, общественными объединениями, научными организациями готовит Президенту Российской Федерации предложения по уточнению приоритетных направлений настоящей Стратегии. В этих целях принят ряд важных документов. Правительством утверждены План мероприятий по реализации в 2013—2015 гг. Стратегии на период до 2025 г., а также федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» с общим объемом финансирования на период с 2014 по 2020 гг. в 6,8 млрд руб. При этом программа предусматривает выделение субсидий из федерального бюджета на обеспечение региональных целевых программ в сфере межнациональных отношений. Кроме того, для финансовой поддержки непосредственной деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций по решению социальных проблем Минэкономразвития России предоставляются субсидии из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в размере 630 млн руб. В 2013 г. в конкурсном отборе приняли участие 69 субъектов Российской Федерации, которые получат субсидии из федерального бюджета и должны будут провести конкурс для оказания финансовой поддержки деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций, в том числе направленную на развитие межнационального сотрудничества. Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации чрезвычайно важна и востребована. Несомненный плюс в том, что она получила широкий общественный резонанс и обсуждалась на разных уровнях во всех 83 регионах нашей страны. В Стратегии уделяется большое внимание оценке межэтнических отношений социологическими методами, определяются специальные индикаторы, прописывается необходимость проведения в обществе политики интернационализации и интеграции. Безусловно, с государственной позиции приоритетной должна быть гражданская идентичность. При этом важно, чтобы Стратегия предусматривала механизмы, исключающие ассимиляцию и размывание этнической идентичности. Принятие Стратегии, несомненно, станет хорошей основой для законотворчества как на национальном, так и на региональном уровне, послужит мощным катализатором для формирования российской идентичности, укрепления межнационального сотрудничества в стране, улучшения ее образа на евразийском пространстве.